?

Log in

No account? Create an account
entries friends calendar profile Официальный сайт Previous Previous Next Next
artishevcom

Я иду, рекомендую и Вам.

Программа визита Алана Милца в Москву включает два семинара. Оба семинара ориентированы на собственников бизнеса, генеральных директоров и финансовых директоров (CEO, CFO). Семинары будут проводиться на английском языке. Для слушателей, не владеющих английским, будет предусмотрен синхронный перевод на русский язык. Информацию о месте проведения семинара вы можете найти здесь.

Содержание семинара представляет собой сжатое изложение основных методик, разработанных спикером:

  • Как ведущие глобальные компании оценивают эффективность бизнеса;
  • Как банки анализируют ваш бизнес;
  • Как оптимизировать финансовые результаты компании для пользы акционеров;
  • Финансирование компании за счёт кредитов и выпуска акций – как достичь оптимального баланса;
  • Как привлечь венчурный капитал:
  • Как оценить качество вашего денежного потока;
  • Оценка возврата инвестиций (ROI);
  • “А что, если…” – тестирование сценариев и поиск верной цели;
  • Тестирование разных сценариев бюджета.

Алан Милц затронет широкий спектр тем, включая следующие:

  • Создание вашей карты конкурентных преимуществ;
  • Понимание ключевых показателей эффективности, критичных для успеха вашего бизнеса;
  • Финансовые индикаторы, используемые лучшими глобальными компаниями;
  • Как заставить банкира сказать “да”;
  • Управление по прибылям и убыткам в сравнении с управлением по бухгалтерскому балансу;
  • Понимание денежного потока и прибыли на вложенный капитал;
  • Выбор ключевых показателей эффективности (KPI) и данных для контрольных замеров;
  • Создание полезных отчётов, которые будут понятны руководству, совету директоров и владельцам;
  • Сравнение эффективности бизнеса для разных отраслей и сегментов;
  • Оценка финансового здоровья компании;
  • Изучение эффективности бизнеса на примерах компаний участников семинара;
  • Создание процесса, позволяющего нефинансовым менеджерам лучше разбираться в финансах.

Tags:

Leave a comment

Знающий людей благоразумен. Знающий себя просвещен. Побеждающий людей силен. Побеждающий самого себя могуществен. Знающий достаток богат. Кто действует с упорством обладает волей. Кто не теряет свою природу, долговечен. Кто умер, но не забыт, бессмертен.

Tags:

Leave a comment
открыть материал ...

По итогам прошлого года Samsung Electronics заработала в России порядка $3 млрд. О том, за счет чего компании практически удалось догнать лидера по продажам сотовых телефонов Nokia, как изменилось для Samsung после кризиса сотрудничество с продавцами бытовой техники и сотовыми…

Tags:

Leave a comment

Когда речь заходит о проблемах российской венчурной индустрии, разговор в конце концов сводится к одной мысли: «во всем виновато государство». Конечно, во многом это правда. С другой стороны, это не совсем справедливо — про самих инноваторов все как-то забывают, а ведь им тоже есть, над чем работать. Общаясь с нашими молодыми и уже не очень изобретателями, я часто вижу одни и те же недостатки. Вот — основные.

— Отсутствие видения бизнеса. Достаточно часто инноваторы знают, как улучшить свой продукт, и видят, чего этому продукту не хватает с точки зрения технологий. Но при этом нередко они не понимают, востребована ли их идея, можно ли вообще ее кому-то продать, есть ли спрос на их предложение. Что еще хуже, они и не хотят изучать конкурентную среду. За последнее время я познакомился с несколькими стартапами с разных рынков, которых объединяет одна и та же «болезнь». Все они «затачивают» свои решения под какого-то мнимого заказчика в лице госорганов и даже не изучают реальный рыночный спрос на свои — довольно многообещающие — технологии.

— Эгоизм по отношению к партнеру. Большая часть молодых изобретателей, с которыми я сталкивался, считала свою идею этакой сакральной тайной, курицей, несущей золотые яйца, которую надо припрятать куда-нибудь подальше. Они не пытаются ею как-то поделиться со своими партнерами и даже не считают нужным ее кому-то продавать — как в прямом, так и в переносном смысле этого слова. Такое трепетное и неадекватное отношение к своему детищу всегда отражается на самой организации. Когда я спрашиваю таких людей: «Как организован ваш бизнес?», то мне отвечают что-то в духе: «Я все придумал, мне принадлежит 90%, а этот парень помогает мне строить компанию — у него 10%». Это типовая российская схема — весь мир должен крутиться вокруг изобретателя. Такой стартап очень быстро начинает буксовать. Инноватор не знает, куда дальше двигаться, ведь он мало смыслит в бизнесе, да и не хочет в него вникать, а его партнер-предприниматель страдает от отсутствия мотивации — киснуть на вторых ролях ему неинтересно, он хочет быть равноценным партнером.

— Неумение работать в команде. На Западе бытует стереотип, что русские часто талантливы, но при этом не умеют и не хотят быть частью команды — этакие потомки Левши. Я знаю такие примеры: ты собираешь действительно толковых ребят, а они, вместо того чтобы творить плечом к плечу, начинают «выделываться», кто круче и умнее. Парадоксально, но при всем нашем коллективизме мы не умеем работать в группе. Это начинается еще в детстве: я не припомню, чтобы в наших школах были проекты, в которых культивировалась бы командная игра. У нас любой проект складывается в вертикаль власти: есть лидер и «все остальные». Неудивительно, что внутри компании наши люди всегда тянут одеяло на себя.

— Непонимание сути венчурного бизнеса. У молодых инноваторов часто странное отношение к инвестициям: венчурного капиталиста они считают человеком, которому некуда девать деньги. Думаю, складывавшаяся десятилетиями система бюджетного финансирования сделала свое черное дело. Я много раз с этим сталкивался, и мне бывает забавно, когда изобретатель просит денег, уверяя, что «знает, как их с умом потратить». И как-то у него никогда не получается сказать: «Я знаю, как приумножить ваши деньги!»

— Завышенное самомнение и при этом мелкий масштаб идей. Вот типичная история: допустим, какой-то толковый парень придумал «звуковой движок», который можно встраивать в социальные сети. А другой — разработал «чат». Если они скооперируются, то эффект от их работы будет выше. Но, уверяю, в 90% случаев они не объединятся: каждый считает, что его идея стоит миллиард долларов. Есть и другая проблема: обе технологии мелковаты — слишком нишевые с точки зрения как потребителя, так и венчурного инвестора (ведь нам хочется растить большие компании). Но если два изобретателя все-таки умерят амбиции и объединятся, возможно, инвестор ими и заинтересуется.

Я не ставил задачи кого-то обидеть этим постом — просто было бы здорово, если бы молодые изобретатели посмотрели на себя со стороны: в конце концов, так будет лучше всем. К счастью, ситуация меняется: люди начали наконец читать умные книги, смотреть на истории больших компаний. Надеюсь, скоро наши инноваторы преодолеют свои болезни роста.

Tags:

Leave a comment

В своем последнем посте я обещал рассказать о том, чем грешат венчурные капиталисты по отношению к инноваторам. Что ж, давайте порассуждаем сегодня на эту тему.

— Желание взять компанию под контроль. Очень часто венчурные инвесторы видят свою основную задачу в том, чтобы, дав изобретателям денег, взамен не только попасть в совет директоров (и тем самым участвовать в принятии стратегических решений), но и получить полный контроль над бизнесом, а порой даже и возглавить портфельную компанию. Всем нужно 50% или хотя бы 25+1. Это довольно серьезная системная ошибка, которая говорит о непонимании самой сущности венчурного финансирования. Венчурный фонд — по сути, сервисная компания: с одной стороны, его задача правильно разместить вложения одних своих клиентов, с другой — помочь другим своим клиентам поднять, вырастить их бизнес. Если держать в голове этот несложный принцип, то все сразу встает на свои места. Управлять бизнесом должен СЕО компании!

— Попытки взять на себя всю работу. При заходе фонда в компанию создатель бизнеса часто расслабляется, ошибочно полагая, что на этом его миссия завершена: он ведь добыл деньги, теперь его просто сделают богатым, и ни о чем волноваться не стоит. Раз инвестор дал деньги, то знает, как их вернуть — вот как он думает. Это ошибка — мы об этом уже говорили, — но в ней часто есть и вина инвестора — помощь своему подопечному оказывать конечно нужно, но очень дозировано. Инноватор или создатель компании должен — сам! — видеть возможные варианты развития своего бизнеса, причем еще до получения денег. Инвестор может ему только помочь скорректировать стратегию, но быть ее автором он не должен.

— Стремление юридически «обложить» инноватора. Существует целый ряд справедливых требований со стороны инвестора — например, договоренность минимизировать риски с помощью права вето на стратегические решения в компании (такое право зачастую имеет и создатель), право на приоритетное получения капитала или IP при ликвидации компании и т.д. Но бывают и чрезмерные требования. Опытный инвестор вполне может, заключая контракт, так юридически, по закону «обложить» инноватора, что у того не останется вообще никаких прав. В жизни часто так и происходит — по сути, это тоже попытка получить контроль над бизнесом. В итоге страдает компания.

— Несогласованность действий с инноватором. Я нередко встречаю инвесторов, которые искренне опасаются, что предпринимателю нужно только одно — получить от них денег и отстраниться. Дело даже не в том, что это далеко не всегда так — важно, чтобы у инвестора и предпринимателя цели и задачи по отношению к бизнесу были если и не одинаковыми, то по крайней мере похожими и согласовались еще на этапе заключения сделки. В противном случае мы получаем известную басню про лебедя, рака и щуку, где в роли воза — компания. Вот простой пример: как правило, у инвестора есть срок жизни его фонда и он вкладывает деньги, чтобы через некоторое время, заработав, выйти из бизнеса. В отдельных случаях этот срок может давить на него (предположим, выйти надо через 3 года). А вот инноватор часто готов сидеть «10+» лет и наслаждаться своим детищем. Если инвестор с создателем не обсудят такие вещи сразу, в итоге это может привести к недопониманию и серьезным проблемам в будущем. Причем приведенный пример, возможно, один из самых безобидных.

— Желание купить компанию по дешевке. Сейчас есть тенденция, воспользовавшись сложной экономической ситуацией, заполучить актив «за копейки». Мне кажется, это неправильно — цена должна быть справедливой, рассчитываться на основе объективных показателей бизнеса и в конечном итоге устраивать обе стороны. Человек, который вынужден был уступить свое детище по дешевке, вряд ли будет доволен сделкой и творческого подхода и рвения по отношения к этому бизнесу от него ждать не приходится.

Описанные проблемы не редкость и на Западе, но в России я все же вижу их чаще. Истоки — я уже об этом неоднократно говорил — в плохом понимании сути венчурного бизнеса, одно из основных правил которого заключается в том, что инвестор и предприниматель — партнеры, у которых в рамках проекта одинаковые цели и задачи: вырастить хорошую, конкурентоспособную компанию. Такую сложную проблему нужно «лечить» на системном уровне: отправлять россиян стажироваться в западные венчурные фонды, подключать к венчурным командам опытных антрепренеров (мы, например, привлекли к работе в Almaz Сергея Белоусова из Parallels, ряд других успешных антрепренеров и достаточно представительную команду советников). Инвесторам и изобретателям нужно научиться создавать value added команды — в этом залог успеха любой инновации.

Tags:

Leave a comment